Перейти на главную страницу
Эдуард Пантюхов
«Более 25 лет на рынке организаций загородного домостроения»

Строительные площадки

«Основной инстинкт или стремление к комфорту»

Участники «Круглого стола»

Эдуард Пантюхов компания RBC USA, INC.

Олег Зобнин, управляющий «Бин–банка»

Денис Забелин, генеральный директор Завода стеновых строительных блоков «Бризолит» Игорь Ковпак, президент сети супермаркетов «Кировский»
Олег Кольчурин, директор по продажам страховой компании «AIG Life» Сергей Леонтьев, директор страховой компании «Финпромко»
Дмитрий Лошагин, директор «Студии Дмитрия Лошагина» Сергей Мельников, главный инженер
Ксения Рагимович, RBC. USA. Inc., Филадельфия, США Олег Шока, архитектор
Сергей Ярин, президент Центра Строительных Технологий «УРСА»

«Эх, хорошо иметь домик в деревне…» Эта фраза всем набила оскомину, но мы не можем ее не повторить — истина старой не бывает. Действительно, хорошо. Только вот мечты этот домик (или дом, или домище) построить собственными руками посещают далеко не всех. «Чтобы все до последнего гвоздя было прибито мною лично!» — нет, такие подвиги для многих остались в 20 веке. А в веке 21 логично было бы позвонить кому–то, описать, какой ты хочешь дом, не спеша подъехать на выбранную территорию и — получить ключи! А дом уже стоял бы на бархатной лужайке, с отделкой, со встроенной бытовой техникой, мебелью, картинами на стенах и даже букетами в вазах. Мечта, скажете вы? Да нет, уже реальность! А вот насколько нам нужно то, о чем мы так давно мечтали, обсудим за нашим круглым столом.

The Chief-Урал:
— Поскольку сейчас лето, и в эту пору не столько хочется думать о бизнесе, сколько об отдыхе, мы решили организовать круглый стол на тему загородного дома. Какой загородный дом нужен бизнесмену, руководителю? Как наиболее эффективно его построить? Что сделать, чтобы все были довольны, но строительство не обернулось финансовым кризисом? Для начала хочу устроить небольшой блиц-опрос: есть ли у вас дом за городом, и, если есть, как вы пришли к этой идее?

Денис Забелин, генеральный директор Завода стеновых строительных блоков «Бризолит»:
— У меня собственного дома еще нет, но я подвигаюсь к этой мысли. Зато я могу судить с другой стороны: я руковожу заводом по производству стеновых блоков, предназначенных для строительства малоэтажных домов. Насколько я могу сказать по общению с клиентами, человек, достигший определенного возраста, в основном стремится выехать за город. Хочется не зависеть от чужих проблем, от соседей, уличного шума… Человек со средним достатком, 30 и старше лет, как правило, вырастает из городской квартиры.

Игорь Ковпак, президент супермаркета «Кировский»:
— Я являюсь владельцем загородного дома уже два года и абсолютно счастлив. Рекомендую строить загородные дома всем. Я понял, что дом, несмотря на наличие проблем, а они есть, — это нечто совершенно другое, чем городская квартира. И даже деньги здесь ни при чем. Когда нужна кардинальная смена обстановки, деньги неважны — мы все здесь достаточно зарабатываем, чтобы позволить себе дом за городом.

Дмитрий Лошагин, директор «Студии Дмитрия Лошагина»:
— Я сейчас живу в центре города, и самым большим моим желанием является оттуда уехать. Я уже даже нашел землю на берегу озера, чтобы построить там дом с окнами в пол. В городе я не ощущаю себя комфортно. Шум, выхлопные газы… Кроме того, для меня это вопрос социальной среды — я хочу жить среди людей своего уровня. Но главное — это экология. Хочется ступать ногами на травку и смотреть, как в озере плавают рыбы.

Сергей Леонтьев, директор страховой компании «Финпромко»:
— Я сейчас достраиваю свой коттедж и могу сказать, что строительство — процесс увлекательный не только в финансовом смысле. Да, на определенном этапе жизни появляется желание иметь что–то свое, и мне очень приятно наблюдать, как это «свое» постепенно рождается из строительного «мусора».

Ксения Рагимович, RBC. USA. Inc., Филадельфия, США:
— Я представляю американскую компанию, и мне нравится американское понимание дома. Они четко психологически разделяют работу и жизнь. Есть даун–таун, где нужно работать, есть загородный дом, куда едешь отдыхать и просто жить. И, конечно, мне хотелось бы получить готовый дом, а не тратить силы на его строительство и отделку.

Сергей Мельников, главный инженер:
— Мне не довелось построить пока свой дом, но мысль об этом, конечно же, приходила. Тем более что я работаю в строительной компании. В компании же нам приходила мысль возвести отдельный поселок — жить в нем и его обслуживать.

Олег Шока, архитектор:
— Я в отдельном доме живу уже 25 лет. Для меня строить дома интересно чисто профессионально. Но, по идее, архитектор должен каждые три–четыре года строить себе новый дом, потому что старый уже не будет отвечать уровню его профессионализма. Почему я в основном занимаюсь индивидуальными домами? Это редкая возможность реализовать не только свои идеи, но и идеи заказчика.

Олег Кольчурин, директор по продажам страховой компании «AIG Life»:
— Экология в городе везде ужасна, и желание жить в отдельном доме совершенно естественно. Но — как это ни парадоксально — мне не хотелось бы строить его своими руками. Конечно, дом — это то, куда всегда возвращаешься, это прекрасно, но тратить свои силы на его возведение не хочется. Я бы хотел получить готовый дом, если это возможно. Согласовать эскизный проект, стиль дома, а потом сразу получить ключи.

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— Я человек, который руководит той самой компанией — строящей готовые дома и снимающей с заказчика все заботы. Да, мы берем на себя проблемы клиента от начала и до конца. 20 лет я на этом рынке — и 20 лет мы гарантируем эксплуатацию наших помещений. Люди привыкают к комфорту, когда не надо ничего делать самому, а достаточно просто позвонить. А что касается своего дома, конечно, он у меня есть, я живу уже семь лет за городом на берегу реки, в очень комфортных условиях.

Сергей Ярин, президент Центра Строительных Технологий «УРСА»:
— У меня есть дом в деревне, построен он в 1928 году, но совершенно великолепен. Те зодчие, которые раньше строили, строили с толком, и в этом доме действительно отдыхаешь. И в нем до сих пор дерево ароматно пахнет смолой. Насчет того же, строить ли дом самому, — все субъективно. Только замечу: когда построишь сам, можно предлагать другим более перспективные решения. А наш центр нацелен именно на то, чтобы помогать людям строить дома.

Олег Зобнин, управляющий «Бин-банка»:
— Я на сегодняшний момент проживаю в квартире, но родился и рос я в своем доме и прекрасно знаю его прелести. Здесь никакой прихоти нет, это просто комфортно. Дом, конечно, требует больше внимания, но ощущение комфорта, независимости, свободы все компенсирует.

The Chief-Урал:
— Не сложно ли управлять домом, содержать его?

Игорь Ковпак, президент супермаркета «Кировский»:
— Ничем управлять в доме не надо, и ничего тут сложного нет. Ты просто нанимаешь специалистов, которым обрисовываешь, чего хочешь, они нанимают строителей, те строят. Какие проблемы? Открываешь кран — вода течет. Штукатурка отваливается? Но строители дает гарантию. Вообще, нельзя строить дом, если к нему не подведены все коммуникации… А что касается Америки, то у меня два года был дом в Сан-Франциско. Но семья сказала: хотим на родину, и никакой Америки нам не надо. Лучше родины ничего нет. А теннисные корты и здесь можно построить — стройте, рекомендую, кто не был теннисистом, тот им станет на свежем воздухе!

Денис Забелин, генеральный директор Завода стеновых строительных блоков «Бризолит»:
— Прежде всего, хочу сказать, что при возведении дома надо точно знать, чего хочешь, и проекту уделить значительно больше времени, чем непосредственно строительству. Чтобы потом не переделывать— те же коммуникации, потому если в два часа ночи течет труба, то никакие гарантии строителей не помогут.

The Chief-Урал:
— Периодически в СМИ проходит страшная информация о построенных коттеджах, к которым не были подведены ни вода, ни газ, ни канализация…

Денис Забелин, генеральный директор Завода стеновых строительных блоков «Бризолит»:
— Это происходит именно в том случае, когда человек сначала строит, а потом думает. Прежде чем строить дом, даже закладывать фундамент, надо посоветоваться со специалистами, пообщаться с архитектором, договориться со службами.

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— В большинстве случаев, когда люди обращаются к нам, купив земельный участок с уже построенным зданием и желая его переделать под себя, нам приходится приезжать к ним с бульдозером и все ломать, потому что все построено неграмотно, человеком, который хотел возвести стройку века, но не отличал песка от цемента. Сколько было примеров, когда умный, богатый человек приносит фотографии пафосного коттеджа и просит помочь с его отделкой. Он вложил в этот коттедж два миллиона, а на фото видно, как пошел вкривь и вкось фундамент. И я говорю, что в таком доме жить просто опасно и его надо сносить. Мы не ставим перед собой задачи повышать культуру и заниматься образованием своих клиентов. Но человек должен понимать, что строительство дома — это очень ответственный процесс, и для этого надо приглашать опытного архитектора, дизайнера, строителя.

Дмитрий Лошагин, директор «Студии Дмитрия Лошагина»:
— Это значит, что человеку надо метаться и искать специалистов? Это неправильный подход. Просто нет на рынке достаточного предложения загородной недвижимости. Я помню, как мой отец строил дом в Новой Зеландии. Сначала выбрал кусок земли, потом посмотрел несколько типовых проектов — сказал, хочу вот этот, на четыре спальни, из таких-то материалов. И через несколько месяцев дом стоял.

The Chief-Урал:
— То есть нет индустрии предложения?

Денис Забелин, генеральный директор Завода стеновых строительных блоков «Бризолит»:
— Здесь очень сложно переломить российский менталитет. Нашему человеку так и хочется своими руками слепить некое строительное чудо. Очень сильно стремление к экономии денег и самодеятельности. Хотя экономия эта обманчивая — самострой выходит значительно дороже за счет последующих переделок.

The Chief-Урал:
— Нет, подождите! У нас же не возникает желания пойти и своими руками собрать телевизор?! Так что это и есть индикатор недостатка предложения на рынке! Действительно, если пристально посмотреть, цивилизованного рынка коттеджной недвижимости нет. Есть отдельные предложения, есть архитекторы с именем, есть эксклюзивные проекты для богатых людей — это пожалуйста… Но рынка как такового— нет!

Сергей Ярин, президент Центра Строительных Технологий «УРСА»:
— Мы вот тут говорим о самострое, но дело в том, что современные строительные материалы даже профессиональные строители не всегда применяют грамотно. Строительство — это система, а система подразумевает, что абсолютно все компоненты должны быть подобраны правильно. Большинство застройщиков не дает гарантии именно на строительные материалы. Поэтому мы решили проводить ликбез по строительным материалам, давать консультации, осуществлять параллельно свое продвижение. Для этого у нас есть целый шоу-рум, выставка конструктивных решений, которые мы применяем при компоновке различных материалов.

The Chief-Урал:
— Имеет ли смысл сделать, допустим, двадцать типовых проектов и предлагать их клиентам наряду с возможностью сделать полностью индивидуальный проект?

Олег Шока, архитектор:
— Первые работы у меня были — перестройка начатых домов. Когда человек обнаруживал, что у него вход в спальню через кухню. Был пример, когда я перестраивал дома в целом поселке, причем они все были возведены по одному типу. Так вот, сама типовая коробка стоила около 100 тысяч долларов, а переделка конкретно под потребности клиента - около 80 тысяч долларов! Каминный зал, окно в подвале, потолки различной высоты, интерьеры и прочее. Дело в том, что даже при строительстве типового дома заказчик требует потом индивидуальной отделки. И, будучи вовлечен в этот процесс, я понял, что стоимость типового проекта отличается от стоимости индивидуального только на стоимость разработки рабочей документации. Здесь нет никакой существенной экономии! Тем более что в типовом проекте трудно учесть особенности отдельного земельного участка — дорога не с той стороны, солнце не оттуда и прочее…

The Chief-Урал:
— Тем не менее, в той же Америке строительство типовых домов, как и переезд из одного дома в другой с маленьким чемоданчиком, — обычное дело, массовое явление! Как люди там решают проблему, что «солнце не оттуда», — они все время дома перестраивают?

Ксения Рагимович, RBC. USA. Inc., Филадельфия, США:
— Я вот слушаю, и мне интересно: почему-то мы, когда покупаем автомобиль, не спрашиваем: а как у него подвеска приделана, как колеса поставлены, учтены ли наши индивидуальные особенности при этом? Когда мы выбираем врача, мы же не советуем ему, как нас лечить? Почему мы привыкли это делать при строительстве дома — вмешиваться в работу профессионалов? В Америке дома строят профессионалы, и люди им доверяют. А на нашем рынке проблема в том, что действительно нет предложения готовых проектов, из которых можно бы было выбрать.

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— На самом деле, это правда, что специалистов, которые могли бы работать на средний класс, в Екатеринбурге — по пальцам пересчитать, и все они при этом заняты на элитное жилье. Мы сейчас проводим эксперимент по строительству готовых домов в Старопышминске. Покупаем земельные участки на свои деньги, взяли пять вариантов канадских готовых проектов (в будущем будет больше), обратились к специалистам, чтобы доработать эти варианты, и в августе уже предложим два дома из пяти. Это будет возможностью посмотреть в разных проектах разные виды коммуникаций, разную отделку, мебель и стиль. Мы решили отработать технологию и создать прецедент, когда человек может купить дом, как автомобиль. Что очень важно — мы даем пожизненную гарантию на наши дома. Вот такое начало.

Сергей Мельников, главный инженер :
— Готовые типовые дома на нашем рынке должны быть домами эконом-класса, чтобы человек, который не может позволить себе роскошное индивидуальное жилье, все-таки мог приобрести жилье комфортное без особых забот. То есть чтобы была качественная экономия. А те люди, которые хотят элитное жилье, все равно будут строить по индивидуальным проектам.

Дмитрий Лошагин, директор «Студии Дмитрия Лошагина»:
— Что представляют собой наши коттеджные поселки? Тут дворец, а там хибара. Кто-то обращается к специалисту, кто-то строит сам… Москва же, например, этот этап пережила. Там, если есть элитный поселок, определена не только схема поселка, но и стиль, тип домов. Если хочешь дворец, строй себе на поляне в три гектара, окруженной лесом.

Олег Кольчурин, директор по продажам страховой компании «AIG Life»:
— Мы сейчас что сказали? Что человек начинает строить дом, потому что пытается либо сэкономить, либо, наоборот, у него есть большие деньги и он хочет дворец. Все согласились, что рынка недвижимости у нас нет — нет рекламы, нет предложения, нет и спроса, ведь рынок — это и есть совокупность спроса и предложения. В то же время высказанные здесь идеи говорят о том, что спрос начинает появляться, а вслед за ним появляются первыми ласточками и робкие предложения домов для среднего класса. И это очень хорошо. Средний класс наш подрастает, но проблема в том, что он не всегда осознает себя средним классом. Он не может адекватно выбрать себе автомобиль или дом, адекватно распланировать свои расходы, потому что, как только у него появляются деньги, он хочет непременно выйти в элиту, хотя зачастую ему для этого не хватает сил.

The Chief-Урал:
— Рынок — это деньги, а деньги — это банки. Способны ли сегодня наши банки помочь среднему классу сформировать этот рынок? Готовы ли они давать кредиты под готовые дома?

Олег Зобнин, управляющий «Бин-банка»:
— Проблема эта лежит на поверхности: банки готовы помогать, но у них нет «длинных» пассивов. Этот вопрос должен решаться на государственном уровне, как это было сделано в Европе и Америке, должны быть разработаны государственные программы, создаваться под эту цель государственные агентства. Государство, конечно, пытается решать этот вопрос, Например, создана открытая модель ипотечного кредитования. Но у того ИЖК денег, чтобы выкупать все ипотечные кредиты у банков, нет. Это несерьезный бизнес. И на сегодня людей, которые могут воспользоваться ипотечными кредитами, у нас около 5%. Фактически массовый кредит под строительство недвижимости невозможен. И это не банки не готовы к тому, чтобы развивался средний класс, — не готово государство. Государство должно поставить это на поток. Или же западные фонды, которые тоже должно запустить сюда государство и позволить им работать, — у них есть те массовые ресурсы, которых нет у местных банков. Хотя сегодня есть отдельные виды кредитования… и, кстати, цены на недвижимость выросли в Екатеринбурге, потому что начал активно кредитовать по ипотеке Сбербанк.

Сергей Ярин, президент Центра Строительных Технологий «УРСА»:
— Когда мы работали в Голландии, нам сказали, что Голландия не настолько богатая страна, чтобы строить людям жилье на свои деньги. Но там государство оплачивает проценты по кредитам, которые люди берут в банках на недвижимость.

The Chief-Урал:
— А нет ли ощущения, что спроса нет потому, что ценообразование в этой сфере непрозрачно? Насколько очевидна цена для заказчика?

Сергей Мельников, главный инженер:
— В ценообразовании сейчас все значительно проще, чем раньше. Есть стоимость стройматериалов, есть стоимость работы и есть прибыль, которую строительная компания намерена получить — причем она выражена не в процентных долях, а в конкретной цифре. Это раньше были сметы, в которых можно было заблудиться. Да, кроме того, как ты можешь не объяснить заказчику, из чего получается твоя цена? Ведь он может ее сравнить с ценой другого заказчика! Другое дело, что люди часто торгуются по поводу стоимости стройматериалов, и здесь очень тяжело работать с заказчиком, особенно среднего класса. Люди покупают кирпич на десять рублей дешевле, а он сыплется. Покупают дешевый утеплитель, а дом промерзает. Типовые дома, кстати, решают эту проблему: там стандартный набор материалов. Но даже здесь вмешивается менталитет — каркасные дома обязательно требуют облицевать кирпичом: «Что вы за скворечник мне тут строите!» Хотя кирпич нужен исключительно для психологического спокойствия заказчика. А ведь это дорогое удовольствие! Но у нас бытует такое мнение: если через дом может проехать трактор и при этом сломать его — это уже не дом! Это мощный стереотип. Поэтому готовое жилье — хоть и удобное, доступное — не для всех.

Олег Шока, архитектор:
— Готовое типовое жилье будет перспективно в России, если оно будет на 30-40% дешевле индивидуального. В ином случае менталитет не позволит: человек предпочтет построить по индивидуальному проекту.

Сергей Ярин, президент Центра Строительных Технологий «УРСА»:
— Да менталитет все равно меняется, особенно когда мы говорим о среднем классе. На сегодняшний день потребителю надо просто объяснить эффективность тех или иных материалов, того или иного типа строительства, и, когда у него появится возможность принять осознанное решение, он его примет правильно.

The Chief-Урал:
— Вот долевое строительство привлекательно краткими сроками строительства и схемой кредитования. Как дела обстоит с кредитованием коттеджей, типового жилья? Могу ли я вкладывать в свой дом по 10-12 тысяч долларов в месяц, а не вносить все сразу?

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— Да нет проблем, были бы гарантии! Можно рассчитаться за 2-3 года, хотя дом возводится за 6 месяцев, можно даже за 10 лет! В нашем случае могут быть любые схемы расчета, и если человек называет реальный срок — пожалуйста! Мы готовы сами кредитовать, и я не вижу здесь риска, ведь это жилье до момента расчета — наша собственность. И мне просто забавно, что Россия на данный момент — такая интересная страна, в которой маленькая строительная компания может кредитовать заказчика под жилье, а банкиры опускают глаза и говорят: не-ет, мы не можем.

The Chief-Урал:
— Это проблема не банков, это проблема нормативных актов.

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— Тем не менее — это не логично.

Олег Зобнин, управляющий «Бин-банка»:
— Эта стезя несет риски, когда речь идет о массовой услуге населению, когда это поставлено на поток. Когда мы говорим об индивидуальных проектах, это другой случай.

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— Если я приведу с собой солидного, надежного заказчика, вы дадите кредит?

Олег Зобнин, управляющий «Бин-банка»:
— Думаю, дадим, но это же не будет массовой услугой!

The Chief-Урал:
— А есть ли программы страхования подобных кредитов?

Сергей Леонтьев, директор страховой компании «Финпромко»:
— Это называется страхованием финансовых рисков. То есть мы страхуем случай, когда застройщик может не рассчитаться с банком. Но в данном случае страховая премия будет приближаться к размеру страхового взноса, потому что гарантий никаких нет.

Олег Кольчурин, директор по продажам страховой компании «AIG Life»:
— А мне программы жилищного кредитования выгодны. Поскольку банки, когда кредитуют под жилье, обычно просят у клиента страховку жизни. Это распространенная практика.

Cергей Леонтьев, директор страховой компании «Финпромко»:
— Если будет создан полноценный строительный рынок, то и страховые компании на сто процентов подключатся к этому процессу.

The Chief-Урал:
— А у нас сейчас — строительный бум или нет? Слышал такую мысль, что наша экономика не может освоить и 10 % тех средств, которые люди готовы вложить в жилье, потому что нет нормальной правовой и финансовой базы… 10 % — это очень мало!

Эдуард Пантюхов, RBC USA, INC.
— Сейчас еще нет строительного бума, но происходит так называемое «набухание» спроса. После 2007 года будет бум. Спрос родит предложение. Рынок появится, когда появится потребитель. Не будет никогда в деревне мегамаркета, потому что там нет адекватного для этого формата покупателя. Строительство типового жилья, вообще загородной недвижимости, ориентировано на средний класс, а средний класс пока у нас не сформирован. Однако сегодня уже раскручивается цепочка «повышение уровня доходов — повышение потребления — понижение банковской ставки». Скоро появятся и нормативные условия, так как появляются достаточно крупные инвестиции в эту сферу. Так что — будем надеяться на лучшее.

Качество наших услуг - это мировой опыт «RBC USA, INC.»